Книга первая посвящение - страница 17

Книга первая посвящение - страница 17

x x x

В городке неистовствовала эпидемия гриппа. Точнее, 2-ух

гриппов. Один тяжкий. Светка упала с высочайшей

температурой. Это сейчас не меньше, чем на неделю.

Звонила Наталья. В детском саду объявлен карантин,

Ярополка пришлось забрать домой Книга первая посвящение - страница 17. Наталья гласила в этот

раз сильно много. А именно, добивалась, чтоб Сигизмунд

забирал к для себя Ярополка на денек, поэтому как у нее, Натальи,

работы невпроворот.

- Ты там в собственной "Морене" все равно Книга первая посвящение - страница 17 дурью маешься. В

конце концов, это твой ребенок тоже.

- У нас здесь грипп, - соврал Сигизмунд. И покашлял в

трубку.

Наталья, естественно, Сигизмунду не поверила.

- Врешь ты все. Ты всегда врешь.

- Я вру? - Сигизмунд аж задохнулся. - У Книга первая посвящение - страница 17 меня

бухгалтер, меж иным, хворает.

- Крысиного яду переела?

- Сама ты крыса, - как-то уж очень по-детсадовски

отозвался Сигизмунд. - Я, кстати, крысу завел. Белоснежную.

Касильдой зовут.

- Лицезрела я твою крысу.

- Где ты Книга первая посвящение - страница 17 могла ее созидать?

- В гробу, в белоснежных тапочках. Хорошо, пока.

Недлинные гудки.

Сигизмунд посидел в задумчивости, смотря впереди себя. И

правда, грипп. Даже два. Вроде бы Лантхильду уберечь? Еще

родит кого-нибудь... не Книга первая посвящение - страница 17 того. Она, правда, болела каким-то

гриппом. Но непонятно еще, какая у нее иммунная система. В

тайге все незначительно по другому. Там собственный микроорганизм.

Сигизмунд отправился в гараж и приволок оттуда

здоровую ультрафиолетовую лампу. Сначала перестройки

откупил Книга первая посвящение - страница 17 за бутылку у мужичка в больнице. Лампа убивала

все. Видно было, что произведена на суровых предприятиях

суровыми людьми в процессе конверсии. Последнее, меньшое,

дитя ВПК. Твердость и интенсивность излучения была

неописуемая. Мужичок, пряча бутылку, убеждал, что лампа

хорошая Книга первая посвящение - страница 17: Минздрав предписал в детских больницах такие

устанавливать.

Сигизмунд принял решение облучать помещение дважды в

день. Лантхильда этой возни не понимала. Но от нее и не

требовалось. Главное, что послушливо от лампы отворачивалась Книга первая посвящение - страница 17,

- Сигизмунд воспретил глядеть. Надежно. Даже когда лампа

была выключена, Лантхильда все равно на нее глядеть

остерегалась.

Сигизмунд много занимался сейчас извозом - другого не

оставалось. Практически все средства уходили на фрукты для

Лантхильды. Вечерами он выводил ее Книга первая посвящение - страница 17 гулять. Пусть двигается.

Ее тошнило по утрам. Заедала черным хлебом с солью.

Мяса есть не могла. К вечеру напротив - нападал жор. В

ближайшее время и ночкой вставала, пробиралась на кухню,

гремела холодильником.

Лантхильда Книга первая посвящение - страница 17 быстро начала толстеть. Животика у нее

еще быть не могло, и Сигизмунд осознавал это, но

воображение уже отрисовывало ему красивый гибкий живот. А

в животе - небольшой Сигизмундик Лантхильдович.

Звонила мама. Дипломатически спрашивала отпрыска, как живет Книга первая посвящение - страница 17,

почему изредка звонит, в гости не заезжает. Сигизмунд

сослался на занятость. И главное - на грипп. Дескать, никак

отболеть не могу.

Мама почему-либо позвонила не домой, а на работу.

Медлительно подползал февраль. Заработная плата пришла и улетела

практически Книга первая посвящение - страница 17 неприметно. Захворал Федор. Зато вышла Светка.

Сейчас Сигизмунду приходилось ездить по заказам - за

Федора.

В один из дней избрал время и с покаянным видом явился

к тете Ане. Ранее пришлось выдержать тяжкий Книга первая посвящение - страница 17 разговор с

мамой - та выдала ему по всей программке. Произнесла, что

тетка страшно обиделась. Дескать, Гоша мог бы и вспомнить.

Сколько в детстве... Ожидала его, пирожков напекла...

И снова мама звонила на работу.

- А что Книга первая посвящение - страница 17 ты домой не звонишь? - спросил Сигизмунд. - Я

сейчас в кабинете не сижу, случаем застала...

- Да я уж ВАМ мешать не желаю, - произнесла мама ядовито.

- Что уж надоедать... У ВАС там собственных хлопот Книга первая посвящение - страница 17 хватает...

Сигизмунд пропустил это мимо ушей.

Привез тете Ане подарок - снятый с полки альбом

Константина Васильева. Тетя Аня была помешана на

патриотической идее.

Сигизмунд условно разделял всех дам постбальзаковского

возраста на две категории: на Книга первая посвящение - страница 17 тех, кто читает дамские

романы и глядит мексиканские телесериалы, и на тех, кто

увлечен православием и государственной мыслью. Всем этим дамам

вследствие общего упадка сексапильности в СССР в свое время

чертовски не хватило любви. Оказавшись на огромном

торжище перестройки Книга первая посвящение - страница 17, они лихорадочно принялись наверстывать

упущенное - пусть только на теоретическом уровне. Метод сублимации

определялся, обычно, уровнем ума. Более умные

грезили о возрождении Рф, более обыкновенные погружались в

нескончаемые похождения непотопляемых Катрины, Марианны,

Джоанны и иных кринолиновых блядей.

- Здрасьте Книга первая посвящение - страница 17, тетя Аня, - потупясь, начал с порога

Сигизмунд.

- Вспомнил? - сухо спросила тетя Аня.

Генки в сей раз дома не было.

Сигизмунд развел руками и молвил:

- Тетенька, прости засранца.

Тетя Аня засмеялась Книга первая посвящение - страница 17, махнула на него полотенцем.

- Иди уж... Как чуял - сейчас снова пирожки пекла...

x x x

Некоторое количество дней попорядку город сотрясали магнитные бури.

Другими словами, это по радио сообщалось, что магнитные бури и

активное солнце Книга первая посвящение - страница 17, а выражалось все это в мигрени по

утрам, в завышенном давлении, в раздражительности и

озлобленности людей. У подъезда уже некоторое количество дней стоял

"фордяра" с разбитой рожой. Снег проникал под смятый,

перекошенный капот. Сигизмунд Книга первая посвящение - страница 17 злорадствовал.

Мама звонила Сигизмунду - сетовала на нехорошее

самочувствие. Умоляла ездить поосторожнее: участились

аварии. Сигизмунд и сам по способности за руль еще раз

не садился. Нехорошо было в городке. Тревожно. Так тревожно,

что хоть волком вой Книга первая посвящение - страница 17.

Вчера опьяненного лицезрел - посиживает для себя под стенкой, задрав

голову к сероватым небесам, и вопит от всего сердца в глас... Постоял,

послушал, поддержал. На уровне мыслей, естественно.

А Лантхильде все нипочем. Она делом занята Книга первая посвящение - страница 17 - малыша

вынашивает. Вслушивается во что-то такое, Сигизмунду

неслышное... Болтает больше прежнего. Что увидит - о том

болтает, путая российские и таежные слова. Как птичка. Поточнее,

как птица. Крупновата для "птички".

Но вот минул денек Книга первая посвящение - страница 17, и опять они выходят из дома вдвоем.

В городке тихо, безлюдно. Тревога на ночное время улеглась.

Протяжно, с нарастанием, грохочет сползающий с крыш снег.

То здесь, то там. То поближе, то далее. И так Книга первая посвящение - страница 17 по всему городку.

Вдали вопят милицейские сирены, но этот звук не нарушает

тишины.

Город отдыхает. Он залит безжизненным, светом фонарей.

Петербург подобен бюрократу в болотного цвета вицмундире,

застегнутом под самое костистое гортань Книга первая посвящение - страница 17. Он до сего времени

подобен бюрократу. Для того, чтоб олицетворить его ночные

пустынные улицы, довольно фигуры какого-либо запивохи,

праздно бредущего повдоль потрепанных стенок. А тотчас и

запивохи не надо - город живет собственной загадочной,

мертвецкой некий Книга первая посвящение - страница 17 и в то же время очень хваткой

жизнью.

Вечерком 5-ого февраля шел снег. Он пал разом на все,

закрыв лужи, следы, осколки льда, разбросанный мусор... В

сей день Сигизмунд с Лантхильдой вышли Книга первая посвящение - страница 17 из дома поздно.

Была ночь. Когда спускались с крыльца, тишину порвал

душераздирающий крик. Казалось, с какого-то малыша

извергы пробуют содрать кожу.

Лантхильда вздрогнула, прижалась к Сигизмунду,

застыла.

По взвинчивающейся спирали пошел ответный крик. Он

улетал Книга первая посвящение - страница 17 в небесные сферы, утончаясь, казалось, до

ультразвука.

- Мьюки, - тихо объяснил Сигизмунд. - Весна,

Лантхильд, на подходе. Гляди...

Когда они вышли во двор, Сигизмунд показал ей: на 2-ух

крышках люков 2-мя неухоженными кучами посиживали два кота Книга первая посвящение - страница 17 и

натужно вопили. В конце концов у 1-го кота сдали нервишки. Он

ринулся бежать. 2-ой погнался за ним. По снегу стремительно

пролегли две стежки маленьких следов.

Лантхильда хихикнула.

- Мьюки мал, орьот гроомко.

- Да уж Книга первая посвящение - страница 17, - согласился Сигизмунд, радуясь тому, что с

ними нет кобеля. Уж вот кто орьот гроомко.

Кобеля они оставили дома, так как Лантхильда

попросила покатать ее на машине. Обожала девка ночные

поездки по городку. И хотя ей необходимо было Книга первая посвящение - страница 17 на данный момент много

двигаться (зачем и затевались эти вечерние прогулки),

Сигизмунд ей не отказывал. Делал с ней пару кругов по

двору, позже катал.

В гараж она входить страшилась как и раньше. Оставалась

ожидать Книга первая посвящение - страница 17 на том месте, которое Сигизмунд про себя называл

"последним рубежом".

- Стой, ожидай, - наказал Сигизмунд, оставляя Лантхильду

у "последнего рубежа". - Сичас подадим карету, ваше

величество.

Она подняла к нему лицо, улыбнулась. Свет фонаря

высветил каждую черточку этого лица Книга первая посвящение - страница 17: длиннющий нос, большой,

твердо очерченный рот, подкрашенный светло-розовой помадой

"Револьюшн" (купил-таки!), ясные сероватые глаза в белоснежных

лохматых ресничках, светлые брови-стрелы... На воротнике

шубки из липового леопарда лежала лантхильдина коса Книга первая посвящение - страница 17 -

потаенная гордость Сигизмунда - не коса, а косища, буйство

жестких белоснежных волос, сплетенных туго-натуго и перетянутых

резинкой с какими-то дурацкими блескучими розочками.

Сигизмунд чуток наклонился и поцеловал ее в губки.

- На данный момент Книга первая посвящение - страница 17, - прошептал он.

И пошел к гаражу.

Она малость постояла, переступая сапожками -

подмораживало - а позже, завидев медлительно идущего по снегу

кота-победителя, присела на корточки и начала подкыскивать,

забавно присвистывая:

- Ктсс-сс... ктсс-ссс...

Сигизмунд вошел Книга первая посвящение - страница 17 в гараж. Включил зажигание, стал

прогревать мотор. Усмехался про себя - все представлял, как

Лантхильда сюсюкает с мьюки. От слова "кот" она

отрешалась категорически. Мьюки и мьюки. Ну и сам

Сигизмунд больше склонялся к таежной Книга первая посвящение - страница 17 мове.

На деньках вспоминал одну старенькую песню Мурра - издавна ее

не вспоминал, а здесь вдруг выплыла в памяти:

Ты - дурачина, и я - дурачина, все мы - братья-дурни...

Оптимистическая такая песенка.

Изловил себя на том, что Книга первая посвящение - страница 17 на уровне мыслей перекладывает ее на

девкино наречие. Песенка перекладывалась без всяких усилий:

Ик им двалс, йах зу ис двалс; изьос брозарс-двальос...

Вот так просто...

Кое-где совершенно рядом съехал с крыши Книга первая посвящение - страница 17 снег. У-ухх! Мотор

внезапно заглох. Сигизмунд подождал мало и опять

повернул ключ. Завелся. Черт, нужно тачку поменять. Сколько

можно!..

Да, поменяешь здесь тачку. Затеял дорогостоящую

развлекуху на пару лет: малыша. Здесь вкладывать средства

да Книга первая посвящение - страница 17 вкладывать. Бездонная дыра...

Хорошо, пробьемся.

Он выехал из гаража и вышел из машины, чтоб закрыть

дверь.

- Лантхильд!

Девка не откликалась. С кошкой играет. Он закрыл двери,

обернулся.

- Лантхильд!

Молчание.

- Лантхильд!!

И - снежным обвалом - все снутри оборвалось Книга первая посвящение - страница 17.

- Лантхи-ильд!!!

Господи, что ее - снегом?.. Да нет, каким снегом, нет

там никакого...

Он ринулся к тому месту, где оставлял ее. К

"последнему рубежу".

И тормознул, как будто спотыкнулся.

Лантхильды не Книга первая посвящение - страница 17 было.

x x x

Лантхильды не было. А что все-таки было?

Стенка, водосточная труба. Практически верный круг

сдутого снега на том месте, где стояла Лантхильда. Как

как будто огромный пылесос с неба дунул Книга первая посвящение - страница 17 и размел снег,

обнажив асфальт на пространстве метра в три поперечником.

К этому месту вели три стежки следов: Лантхильды,

Сигизмунда и кота. Вот они с Сигизмундом подошли к этому

месту. Вот следы Сигизмунда отходят Книга первая посвящение - страница 17 к гаражу. Вот следы

Сигизмунда, возвращающегося от гаража...

Сигизмунду стало жутко. Он вспомнил, как страшилась

Лантхильда подходить к гаражу, как его самого разбирали

дурные ужасы, когда он оставил ее тут дожидаться, а

сам пошел выводить машину...

Превозмогая Книга первая посвящение - страница 17 себя, протянул руку, коснулся асфальта.

Асфальт был тепловатый. И сухой. Внезапно долетел слабенький

запах лета. Сигизмунд не сходу сообразил, что это, - очень уж

неосуществимым был этот запах в зимнюю морозную ночь. Пахло

сеном, разопревшей Книга первая посвящение - страница 17 травкой, сырой землей и еще кое-чем.

Сигизмунд не веровал в НЛО. Он не веровал в то, что

инопланетяне крадут земных дам, оплодотворяют их и таким

образом готовят экспансию на Землю. Он не читал Книга первая посвящение - страница 17 "Очень

Ужасную Газету" и бестрепетно заворачивал селедку в

объявления "Приворожу возлюбленных навечно и залатаю Ваше

биополе". Словом, магический бум не затронул С.Б.Моржа.

Практически.

С другой стороны, боец Федор с его страдательным

православием не представлялся Книга первая посвящение - страница 17 Сигизмунду полоумным. Боец

Федор - человек адекватномыслящий. Ну и православие - институт

почетный, тысячелетний...

Ах Господи, ну что за рассуждения. Ему просто очень

жутко. Так жутко, что колени подгибаются. А что, если

это правда... А что, если Лантхильда вправду... И

кот Книга первая посвящение - страница 17... Правда, удивительно, что бес - если это был бес - принял

обличье кота сероватого, очевидного, помойно-бачечной породы...

^ НО ЧТО, ЕСЛИ ЭТО ПРАВДА?

Сигизмунд медлительно попятился от круга. "Ведьмин круг".

С поганками Книга первая посвящение - страница 17 по бокам. Да нет, поганок пока не

наблюдается...

Не решаясь оборотиться к стршному следу спиной, он

добрался до крыльца. Поднялся по ступенькам. Ему чудилось,

что из центра круга кто-то глядит ему в спину пылающими

очами Книга первая посвящение - страница 17.

Обернулся. Никого.

Поспешно захлопнул за спиной дверь. Перевел дыхание.

На лестнице тоже никого не было.

Взлетел по ступенькам. Ринулся - прямо в башмаках - в

гостиную. К иконе.

Кто-то гласил ему - на данный момент Книга первая посвящение - страница 17 уже не вспомнить, кто,

мама либо боец Федор - что бесы при соответствующей тренировке

могут выдержать все, даже распятие, и только от 1-го

бегут поголовно: от вида Божьей Мамы.

Вот и отлично. Вот и Книга первая посвящение - страница 17 проверим.

Схватил икону так торопливо, что своротил на пол

блюдце с манной кашей - свежее лантхильдино подношение.

Влез в кашу башмаком.

Выскочил из квартиры, оставляя грязные следы по всему

коридору. Кобель увязался за Сигизмундом.

Никаких видимых конфигураций Книга первая посвящение - страница 17 во дворе пока не вышло.

Сигизмунд побежал через двор, прижимая к животику

томную икону в окладе. Мыслей в голове практически не было.

Круг был на месте. Кобель постоял около круга,

принюхиваясь, задирая нос и Книга первая посвящение - страница 17 чуток раздувая ноздри. Позже

прянул ушами и, взлаивая, понесся через весь двор. Кота

засек, не по другому.

Сигизмунд нерешительно вошел в круг. Ступил на сухой

асфальт, присел на корточки. Ворочаясь на корточках,

поводил вокруг себя Книга первая посвящение - страница 17 иконой.

Ничего. Он практически ждал услышать визг невидимых

созданий, почувствовать, как раскаляется под пальцами оклад, -

весь арсенал дешевенького страшка.

Но икона оставалась прохладной, тишь безгласной. На

обратном конце двора хлопнула дверь подъезда Книга первая посвящение - страница 17.

Сигизмунд встал, опустил икону, держа ее в руке, как

книжку.

- Лантхильд! - кликнул он.

Резвые, легкие шаги по снегу. Практически бег.

Он ощутил неописуемое облегчение. Практически нестерпимую

удовлетворенность.

- Лантхильда! - кликнул он во все гортань.

В Книга первая посвящение - страница 17 круг забежала пегая колли и замахала хвостом.

Единственная собака из всех узнаваемых Сигизмунду, у которой

были голубые глаза. Сигизмунд механично погладил ее.

Следом за собакой быстрым шагом шла через двор

ее хозяйка, юная дама в длинноватой Книга первая посвящение - страница 17 дубленке. Она

поздоровалась с Сигизмундом и прошла мимо. Шаги стихли.

Все.

Сигизмунд мутно поглядел на свою машину. Нужно бы в

гараж ее загнать. Только на данный момент сообразил, что не заглушил

мотор Книга первая посвящение - страница 17.

x x x

В доме никого не было. Только в гостиной глупо

горел свет. В углу, там, где стояла икона, темнело пятно.

На полу белело растоптанное блюдце.

Сигизмунд бросил икону на пианино, под дедовской

фото. Не раздеваясь Книга первая посвящение - страница 17, прошел к телефону. Взял

справочник, начал листать. Тонкие странички рвались под

пальцами.

Отыскал.

Занято.

Как маньяк, опять и опять набирал номер. В конце концов

дозвонился.

- Это справка о злосчастных случаях?

Сколько времени ее Книга первая посвящение - страница 17 нет? Сколько он топтался во дворе -

полчаса, час? Где она может быть? Он сам не веровал в то, что

городские службы могут что-то о ней знать.

- Вы не могли бы перезвонить Книга первая посвящение - страница 17 через два часа? Данные о

нынешних происшествиях еще не поступили. Спасибо.

Сигизмунд положил трубку. Глупо посмотрел на свои ноги в

влажных башмаках. По полу расплывалось нечистое пятно от

растаявшего снега. Кобель подъедал в гостиной кашу.

Осколками блюдца дзинькал Книга первая посвящение - страница 17 - гонял.

Сигизмунд медлительно разделся. Тело стало ватным,

истомным. Ожидать. Два часа.

Минут через 40 опустошенного сиденья в кресле он

вдруг вскинулся. Что он здесь посиживает? Нужно находить... Набросил

куртку, выскочил из дома. Пробежал по каналу Книга первая посвящение - страница 17, заглянул в

несколько примыкающих дворов. Опять выскочил к каналу. Замирая

от кошмара, перегнулся через решетку, посмотрел на лед. Сзади

затормозила машина.

Менты.

- Документики попрошу.

Изысканно-вежлив, в перчатках.

- Собаку не лицезрели? - одномоментно собрался Сигизмунд. -

Черную Книга первая посвящение - страница 17.

- Где проживаете?

Сигизмунд махнул на свою подворотню. Именовал адресок.

Добавил фамилию сержанта Куника. Вобщем, Куника они не

знали.

- А где поводок у вас? - не отставал мент.

- За сучкой погнался. Вырвал из руки Книга первая посвящение - страница 17... Ребята,

телефон запишите, если увидите - звякните...

Сигизмунд упрямо не замечал их официального тона.

Держался политики "мы с вами приличные люди, обитатели СПб".

Действовал подсознательно.

Менты, в конце концов, поддались. Уехали.

Сигизмунд поглядел им Книга первая посвящение - страница 17 вослед. Почему не спросил - не

встречалась ли им девка-краса, длинноватая коса? Может быть,

она в неудаче. Может быть, они ее лицезрели. Может, она в их

тачке посиживает.

Чушь. Он снова увидел пустой Книга первая посвящение - страница 17 круг на асфальте и следы,

ведущие В КРУГ. И только один след ИЗ КРУГА - его

свой.

Сколько времени? Не пора звонить в справку? Взглянул на

часы. Рано.

Поплелся домой. "Ведьмин круг" уже припорошило снегом.

По Книга первая посвящение - страница 17 свежайшему снежку, наглым поперечником, пересекала круг

цепочка собачьих следов. Колли ворачивалась домой. Хозяйка

почему-либо круг обошла.

x x x

Дома было нестерпимо пусто. И все вокруг - как будто вещи

взбунтовались и Книга первая посвящение - страница 17 решили добить Сигизмунда - кричало ему о

Лантхильде. Здесь она прибирала, передвигала что-то, тут

тряпку бросила. К стенке пришпилена картина - коза и рядом

Сигизмунд с умильной рожой. На кухне чайник еще теплый.

Зашел в "светелку". Боль стала Книга первая посвящение - страница 17 практически непереносимой.

Превозмогая себя, открыл шкаф. Засунул руку в ворох вещей.

Пальцы задели прохладного золота. Лунница на месте. Все на

месте, девки только нет.

В голове навязчиво вертелось: Господь отдал, Господь и

взял.

Ну что Книга первая посвящение - страница 17, пора, в конце концов, звонить? Сколько там времени?

На часах было три часа ночи.

Занято. Занято. Занято. Господи, сколько же народу в

эту ночь пропало? Почему там всегда занято?..

- Алло Книга первая посвящение - страница 17! Это справка о злосчастных случаях? - Он практически

орал. - Она вышла гулять и не возвратилась. Она беременна.

На первом месяце.

- Имя, фамилия, отчество, год рождения...

- Она без документов. Была одна. С виду лет 20.

- Приметы.

- У вас Книга первая посвящение - страница 17 есть неопознанные?

- На данный момент, минуточку... Да, есть. Назовите приметы.

- Очень светлые волосы. Коса. Шубка из искусственного

меха.

- Она могла меж нулем и 2-мя часами ночи находиться

на канале Грибоедова меж Сенной и Невским Книга первая посвящение - страница 17?

- Да, да! Где она?

- Кто вы ей?

- Друг... Я отец ее малыша...

- Мне очень жалко вам это гласить, но она мертва.

У Сигизмунда одномоментно онемели пальцы и губки. Он через

силу, практически неслышно вымолвил Книга первая посвящение - страница 17:

- Ч...то?..

- Алло, вы слушаете?

- Да.

Сейчас он гласил глухо, но понятно.

- ДТП... Вы слушаете?

- Да, да... Я вас слушаю.

- Ее сбило машиной. Она в морге на Екатерининском...

Запишите адресок...

- Она Книга первая посвящение - страница 17 точно мертва?

- Я же ее тут не вижу, - возмутилась дама,

вялая от нескончаемого потока чужого горя. - У меня тут

написано: неопознанная ж., ДТП, район канала Грибоедова...

Завтра с утра поезжайте на Книга первая посвящение - страница 17 опознание... Да не убивайтесь вы

так, может быть, это еще не она, всякое же бывает...

- Нет, - произнес Сигизмунд, - это она...

- Погодите, - вдруг произнесла дама, - здесь есть особенные

приметы. У вашей девицы были особенные приметы?

- Отсутствие прививок.

- На Книга первая посвящение - страница 17 левой голени на внешней стороне - цветная

татуировка, дракончик... Черно-красно-зеленый...

Сигизмунд молчал.

- Алло, вы слушаете?

- Это не она, - произнес он. И вдруг закричал не своим

голосом: - ЭТО НЕ ОНА!..

- Ну, я Книга первая посвящение - страница 17 вас поздравляю, - с облегчением произнесла

дама. - Звоните по поликлиникам. Может, там... Либо по

подружкам выищите. Доскорого свидания.

Не дожидаясь ответа, она положила трубку.

Сигизмунд слушал недлинные гудки, и по его лицу потоком

катились слезы.

КОНЕЦ ПЕРВОЙ Книга первая посвящение - страница 17 ЧАСТИ


1997 год, зима-весна.

kniga-pervaya-stranica-12.html
kniga-pervaya-stranica-9.html
kniga-pervaya-vneshnee-povestvovanie-10-glava.html