КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава

– Ступай, Нагасена, будет для тебя в дороге подаяние: рисовая каша, очищенная от темных зернышек, с различными приправами и подливами.

– Да, почетный.

И достопочтенный Нагасена попрощался с достопочтенным Ашвагуптой, обошел его посолонь, надел верхнюю одежку, взял в руки миску и отправился в Паталипутру.

А в это время некоторый паталипутрский негоциант КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава выступил с обо­зом в 500 возов по дороге на Паталипутру. И издалече уже завидел приближавшегося достопочтенного Нагасену патали­путрский негоциант. Лицезрев его, он повелел приостановить 500 собственных возов, подошел к достопочтенному Нагасене и, подойдя, привет­ствовал достопочтенного Нагасену: «Куда идешь, почтен­ный?»

– В Паталипутру, владелец.

– Отлично, почетный. Мы тоже едем в Паталипутру. С КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава нами вы отлично доедете.

И вот паталипутрскому негоцианту понравилось обхождение досто­почтенного Нагасены. Он сам положил ему вволю отменной пищи, жесткой и мягенькой, и, когда достопочтенный Нагасена поел и вымыл миску и руки, негоциант сел около него, взяв сидение по­ниже. И, сидя около достопочтенного Нагасены, паталипутрский КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава негоциант спросил его: «Как тебя зовут, почетный?»

– Меня зовут Нагасена, владелец.

– Не знаешь ли ты Речений Просветленно­го, почетный?

– Из абхидхармы знаю, владелец.

– Вот по­везло мне, почетный! Право, везет мне, почетный! Я ведь то­же изучаю абхидхарму, и ты, оказывается, изучаешь абхидхар­му. Почитай мне из абхидхармы КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава, почетный.

И вот достопоч­тенный Нагасена преподал паталипутрскому негоцианту абхидхарму, и уже во время слушания раскрылось паталипутрскому негоцианту незапыленное, незамутненное видение дхармы: «Все, что слага­ется, пресечется». И паталипутрский негоциант пропустил 500 собственных возов вперед, а сам шел сзади. Невдали от Паталипутры он тормознул на развилке дорог и произнес достопочтен­ному Нагасене: «Вон КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава дорога в ашоковую рощу, почетный На­гасена. А вот красивое мое шерстяное одеяло. В длину оно шестнадцать локтей, в ширину – восемь локтей. Очень прошу тебя, почетный, прими от меня это красивое одеяло в дар». И достопочтенный Нагасена принял в дар это красивое одея­ло. И вот паталипутрский негоциант, удовлетворенный КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава, оживленный, обра­дованный, в приятном, приподнятом расположении духа, попро­щался с достопочтенным Нагасеной, обошел его посолонь и уда­лился.

И вот достопочтенный Нагасена пришел в ашоковую рощу к достопочтенному Дхармаракшите и сказал о причине свое­го прихода. И за три месяца он выучил от достопочтенного Дхармаракшиты с КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава 1-го слушания Три Корзины Речений Просветлённого, а еще через три месяца усвоил и смысл.

И вот достопочтенный Дхармаракшита произнес достопочтенному Нага­сене: «Ты, Нагасена, как будто пастух: скотин он стережет, а мо­локо другие пьют. Вот и ты: Три Корзины Речений Просвет­ленного запомнил, а все таки не шраман»[80].

– Отлично, почтен КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава­ный. С этим кончено.

За последующий денек и ночь он достигнул святости и обрел толкующие знания[81]. И когда достопочтен­ный Нагасена просочился в правду, все боги воскрикнули: «Хоро­шо!», рокот раздался в земле, в мирах Брахмы загрохотало, а с небес дождиком посыпались цветочки кораллового дерева и КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава порошок сандала.

А в это время тыща миллионов святых, собравшись в Заповедном логу Гималайских гор, отправила к достопочтенному Нагасене вестника: «Пусть явится Нагасена. Мы желаем созидать Нагасену». И вот, услышав слово вестника, достопочтенный Нагасена пропал из ашоковой рощи и одномоментно перенесся в Заповедный лог Гималайских гор[82] к тыще миллионов КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава свя­тых. И тыща миллионов святых произнесла достопочтенному Нагасене: «Нагасена! Правитель Милинда вредит общине своими дово­дами, опровержениями и вопросами. Пожалуйста, Нагасена, образумь царя Милинду».– «Да что один правитель Милинда, поч­тенные! Пусть приходят царствуй с целого континента Джамбу, все пусть задают вопросы – я на все отвечу, камня на КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава камне не оставлю. Идите, почтенные, в Сагалу и ничего не опасайтесь».


И город Сагала осветился желтоватыми облачениями монахов-тхер. На него как будто ветром провидцев повеяло.

А в то время в странноприимной обители[83] жил достопочтенный Аюпала.

И вот правитель Милинда произнес советникам: «Как отлично лунной ночкой! К какому бы шраману либо КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава брахману нам пойти сейчас побеседовать, вопрос задать? Кто сумеет со мною поговорить, колебание мое развеять?»

В ответ на это 500 греков произнесли царю Милинде: «Есть тхера по имени Аюпала, сударь. Он образован, наследник наследия[84], помнит назубок Три Корзины. Он на данный момент живет в странноприимной обители. Поезжай, сударь КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава, и задай вопрос достопочтенному Аюпале».

– Ну что все-таки, известите-ка тогда почетного!

И вот предсказа­тель послал к достопочтенному Аюпале вестника: «Почтенный! Правитель Милинда вожделеет созидать достопочтенного Аюпалу».

– Так пусть приходит,– отвечал достопочтенный Аюпала.

И вот правитель Милинда взошел в окружении пятисот греков на прекрас­ную колесницу и приехал в странноприимную КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава обитель к достопочтенному Аюпале. Приехав, он поменялся с достопочтенным Аюпалой учтивыми, дружескими словами приветствия и сел около.

И, сидя около достопочтенного Аюпалы, правитель Милин­да спросил его: «Какова цель вашего пострига, почетный Аюпа­ла, и какова ваша высшая цель?»[85]

– Цель нашего пострига, сударь, в том, чтоб жить КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава по дхарме, жить гладко[86],– отве­тил тхера.

– А есть ли миряне, почетный, что тоже живут по дхарме, живут гладко?

– Да, сударь, есть и миряне, что то­же живут по дхарме, живут гладко: когда Блаженный в Бена­ресе, в заказнике[87] «Заход созвездия провидцев»[88] запустил колесо проповеди[89], то к 100 восьмидесяти миллионам из сонма КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава Брахмы пришло постижение Учения; духам же, к которым пришло постижение Учения, счету не было. И еще, сударь, во время проповеди Блаженного в большенном собрании, во время проповеди сутры «Высшее благо», во время проповеди-увеща­ния к Рахуле, во время проповеди сутры о «способе сделать идея гладкой», во время проповеди КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава сутры «Презрение» к несметному числу божеств пришло постижение Учения, и они все в миру, не отшельники[90].

– Раз так, почетный Аюпала, то бессмыслен, выходит, ваш постриг; только из-за до этого свершен­ных греховных деяний шраманы, сыны шакьев[91], себя пострига­ют и незапятнанные обеты[92] соблюдают. Те монахи, почетный КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава Аюпала, что сейчас одноеды[93], – те были до этого ворами, у других добро отымали. Раз они отымали добро у других, то из-за такового деяния и стали сейчас одноедами – временами, походя им есть не дано. Нет у их тапаса[94], нет добродетели, нет воздержания. Те монахи, почетный Аюпала, что сейчас бездомники КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава[95], – те были до этого ворами, разоряли чужие деревни. Раз рушили они дома других, то из-за такового деяния и стали сейчас бездомниками; приютом пользоваться им не дано. Нет у их тапаса, нет добродетели, нет воздержания. Те монахи, почетный Аюпала, что сейчас нележальцы[96], – те были до этого ворами, грабили на КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава дорогах. Они путников хватали, вязали, посиживать оставляли; из-за такового вот деяния они стали сейчас нележальцами и им для себя кровать постелить не дано. Нет у их тапаса, нет добродетели, нет воздержания.

В ответ на это достопочтенный Аюпала смолчал, не нашелся, что воз­разить. И 500 греков произнесли царю Милинде КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава: «Государь! Умен тхера, а все таки не уверен и сделать возражение ничего не может».

А правитель Милинда увидел, что достопочтенный Аюпала молчит. Он хлопнул в ладоши и воскрикнул, обращаясь к грекам: «Увы, пусто на континенте Джамбу, трепотня одна на континенте Джамбу. Нет тут ни шрамана, ни брахмана, кто сумел бы со КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава мной поговорить, колебание мое развеять».

Но вот правитель Милинда, обозревая собрание, увидел, что монахи[97] бесстрашны и невоз­мутимы, и пошевелил мозгами: «Есть, непременно, еще некий мудрейший монах, кто сумеет со мной поговорить, по другому монахи не могли быть так невозмутимы».

И правитель Милинда спросил греков: «По­слушайте, нет КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава ли еще какого мудрейшего монаха, кто сумел бы со мной поговорить, мое колебание развеять?»

А тем временем достопочтенный Нагасена в окружении сви­ты подвижников, глава общины, учитель школы, управляющий школы[98], узнаваемый, прославленный, высоко чтимый многими людьми, ученый, мудрейший, качественный, понимающий, могучий, смирен­ный, опытнейший, образованный, помнящий все Три Корзины, све КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава­дущий, разумом гибкий и мощнейший, наследник наследства, обла­датель толкующих познаний, хранящий в памяти девять частей наставления Учителя[99], достигший совершенства, по глаголу Фаворита смысл Учения во благе проникновенно излагающий, толковник постоянно блистающий, рассказчик сладкоречивый, благие речи произносящий, несравнимый, неотразимый, непревосходимый, неодолимый, неудержимый, непоколебимый, как оке­ан, несокрушимый, как правитель КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава гор, гонитель мрака светлосиянный, велеречивый, огромного количества других школ сокрушитель, учений конкурентов истребитель; посреди монахов, монахинь, мирян, миря­нок, царей, вельмож почетаемый, почитаемый, чтимый, признан­ный, ценимый; одежку, пропитание, приют, лекарства на случай заболевания всегда получающий[100]; мудрейшим, знающим, к нему с вниманием прибегнувшим, Учение Фаворита – девятичастное сокровище – вверяющий; указующий КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава путь дхармы, держащий светоч дхармы, устанавливающий жертвенный столб дхармы, приносящий жертву дхармы, развертывающий знамя дхармы, вздымающий стяг дхармы, трубящий в боевую раковину дхар­мы, бьющий в литавры дхармы, издающий боевой клич дхар­мы, грохочущий громами Индры и из сладостно рокочущей громами, озаренной сетью молний зания, отягощенной вла­гою КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава милосердия большой дождевой тучи проливающий нектар дхармы на весь жаждущий мир, странствовал по деревням, торжкам и столицам и в конце концов прибыл в город Сагалу. Там достопочтенный Нагасена тормознул совместно с восьмьюдесятью тыщами монахов в странноприимной обители. Ведь сказано:

«Ученый, сладкоречивый, опытнейший и качественный,

Умный, глубокомудрый, познавший, что есть КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава стезя.

Три Корзины знали монахи, другие – 5 Сводов сутр,

Другие – четыре Свода, но первым был Нагасена.

Достигший последней цели[101], Нагасена качественный

В окружении многих монахов знающих и правдивых

Шел городками и весями и в город Сагалу прибыл.

Там он тормознул в странноприимной обители

И с народом дискутировал, схожий гривастому льву».

И КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава вот Девамантия[102] произнес царю Милинде: «Подожди, го­сударь, подожди, сударь! Еще есть, сударь, тхера по име­ни Нагасена: ученый, мудрейший, кроткий, опытнейший, очень све­дущий, рассказчик сладкоречивый, благие речи произносящий, достигший совершенства в толкующих познаниях предмета, дхар­мы, выражения и отражения. Он сейчас тормознул в странно­приимной обители. Поезжай КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава, сударь, и задай вопрос достопочтенному Нагасене. Он сумеет с тобой поговорить, сомне­ние твое развеять».

И здесь на царя Милинду, когда вдруг услы­шал он имя «Нагасена», ужас отыскал, столбняк отыскал, мороз по коже прошел[103]. И правитель Милинда переспросил Девамантию «Правда ли сумеет монах Нагасена со мной поговорить?»

– Он сумеет поговорить КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава даже с Индрой, Ямой, Варуной, Куберой, Праджапати, Суямой, Сантушитой – хранителями государств света[104] и даже с самим пращуром – Величавым Брахмой[105]. Что уж гласить о людях?

И правитель Милинда произнес Девамантии: «Раз так, Девамантия, пошли к почетному вестника».

– Да, сударь.

И Девамантия послал вестника к достопочтенному Нагасене: «Почтенный! Правитель Милинда КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава вожделеет созидать достопочтенного Нагасену».

– Так пусть приходит,– отвечал достопочтенный Нагасена.

И правитель Милинда взошел в окруже­нии пятисот греков на красивую колесницу и совместно с боль­шой военной силой прибыл в странноприимную обитель к достопочтенному Нагасене. А в то время достопочтенный Нагасе­на, окруженный восьмьюдесятью тыщами монахов, посиживал КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава в беседке. И издалече уже завидел собрание достопочтенного Нага­сены правитель Милинда.

Завидев его, он спросил у Девамантии: «Чье это собрание, Девамантия?»

– Это собрание достопочтен­ного Нагасены, сударь.

И здесь, когда правитель увидел издалека собрание достопочтенного Нагасены, на него ужас отыскал, столбняк отыскал, мороз по коже прошел. И правитель Милинда КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава, как слон, преследуемый носорогом, как змей, преследуемый Гарудой[106], как шакал, преследуемый удавом, как медведь, пресле­дуемый буйволом, как лягушка, загнанная змеей, как лань, загнанная барсом, как змея при встрече со змееловом, как крыса при встрече с кошкой, как бес при встрече с заклинате­лем духов, как месяц в пасти беса Раху КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава[107], как змея, попав­шая в плетенку, как сокол, попавший в клеточку, как рыба, по­павшая в сеть, как человек, забредший в полный хищников лес, как якша, провинившийся перед Вайшраваной[108], как небо­житель, когда пришла пора ему покинуть небеса[109], устрашенный, подавленный, ужаснувшийся, потрясенный, с волосами, вставшими стоймя КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава, рассеянный, потерянный, омраченный рас­судком, помутненный духом, собрался все таки с мужеством, ре­шив: «Нет, на людях я не поддамся слабости», и произнес Дева­мантии: «Не необходимо мне указывать на достопочтенного Нагасе­ну, Девамантия. Я сам узнаю, кто он здесь».

– Отлично, госу­дарь, узнавай сам.

А в это время КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава достопочтенный Нагасена посиживал среди собрания. Перед ним посиживало 40 тыщ монахов старше его, а сзади – 40 тыщ монахов младше его. И правитель Милинда оглядел всю общину монахов – сидевших спе­реди, и сзади, и посреди – и издалека уже завидел достопоч­тенного Нагасену, сидевшего среди общины, бесстрашного, бестрепетного, безбоязненного, подобного льву гривастому, и, лицезрев КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава, тотчас вызнал его по лику: «Вот Нагасена».

И правитель Милинда произнес Девамантии: «Девамантия! Вон там Нагасе­на?»

– Да, сударь, это и есть Нагасена. Правильно ты вызнал Нагасену, сударь.

И правитель был доволен: «Узнал я Нагасену, хотя мне его и не показали». И вот, когда правитель Милинда уви­дел КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава достопочтенного Нагасену, на него ужас отыскал, столбняк отыскал, мороз по коже прошел. Об этом сказано: «Учтивого в обхождении, смирением высшим смиренного».

Увидел правитель Нагасену и слово такое вымолвил:

«Немало знавал я спорщиков, в почти всех участвовал диспутах,

Но ужаса такового не было. Что ж я сейчас трясусь?

Наверняка, поражение сейчас КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава меня поймет,

А одолеет Нагасена – очень нестоек мой дух».

Наружное повествование закончено.


Книжка 2-ая. ВОПРОСЫ О СВОЙСТВАХ

ГЛАВА 1-ая

1-ый денек беседы

Итак, правитель Милинда пришел к достопочтенному Нагасене. Придя к нему, он приветствовал достопочтенного Нагасену, учтиво и дружески расспросил его о жизни[110] и сел около. Достопочтенный же Нагасена учтиво расспросил КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава царя в ответ и расположил этим к для себя сердечко царя Милинды.

И вот правитель спросил достопочтенного Нагасену: «Как зовут почтен­ного? Каково твое имя, почетный?»

– Мое имя Нага­сена, сударь. Нагасена – зовут меня сподвижники. Впро­чем, это предки дают имя – Нагасена ли, Шурасена ли, Вирасена ли, Симхасена ли. Ведь это КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава, сударь, назва­ние, символ, обозначение, обиходное слово, это только имя – Нагасена, тут не представлена личность[111].

И правитель Милинда произнес: «Послушайте меня, 500 греков и восемьдесят тыщ монахов[112]! Нагасена произнес на данный момент, что «здесь не представлена личность». Приемлемо ли это, можно ли согласиться с этим?»[113]

И правитель Милинда произнес достопочтенному Нагасене КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава: «Но если, почетный Нагасена, тут не представлена личность, то кто же тогда вам, монахам, одежку, пропитание, приют, лекарства на случай заболевания подает? Кто потребляет их? Кто нравствен­ность блюдет? Кто прилежит созерцанию? Кто следует стезей, получает плоды, производит покой?[114] Кто живых убивает? Кто чужое крадет? Кто в похоти КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава прелюбодействует? Кто ересь гласит? Кто пьянствует?[115] Кто совершает 5 тотчас возда­ваемых деяний?[116] Нет тогда неплохого, нет дурного, нет у хоро­ших и дурных деяний ни совершителя, ни побудителя, нет у деяний праведных и неправедных ни плода, ни последствия[117]. Раз так, почетный Нагасена, то, если кто-то умертвит вас, он КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава не свершит убийства и у вас[118], почетный Нагасена, нет учите­ля, нет наставника[119], нет посвящения. Ты говоришь, что спод­вижники зовут тебя Нагасеной. Так что все-таки это за Нагасена? Может, почетный, волосы – Нагасена?»

– Нет, сударь.

– Волоски на теле – Нагасена?

– Нет, сударь.

– Ногти, зубы, кожа, мускулы, жилы, кости КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава, костный мозг, почки, сердечко, печень, селезенка, пленки, легкие, кишечный тракт, соединительная ткань, содержимое желудка, испражнения, желчь, слизь, гной, кровь, пот, жир, слезы, жировые выделения на коже, слюна, выделения из носа, суставная жидкость, моча, головной мозг[120] – Нагасена?

– Нет, сударь.

– Может, почетный, образ­ное – Нагасена?

– Нет, сударь.

– Может, почетный, чувства – Нагасена?

– Нет КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава, сударь.

– Определение – Нагасена?

– Нет, сударь.

– Слагаемые – Нагасена?

– Нет, сударь.

– Сознание – Нагасена?

– Нет, сударь.

– Так, может, почетный, образное, чувства, определение, слагаемые, сознание[121] вкупе – Нагасена?

– Нет, госу­дарь.

– Так, может, почетный, что-то кроме образного, чувств, определения, слагаемых, сознания – Нагасена?

– Нет, сударь.

– Ну, почетный, спрашиваю я, спрашиваю, а Нагасены не КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава вижу. Выходит, почетный, что Нагасена – это звук один. Где же тут Нагасена? Ересь ты говоришь, почтен­ный, неправду, нет Нагасены[122].

И вот достопочтенный Нагасена произнес царю Милинде: «Го­сударь, ты ведь утонченный кшатрий, очень утонченный. Идя в полуденный час по нагретой земле, жаркому песку, ты, должно быть, изранишь для КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава себя ноги об острые камешки, гравий и щебень, у тебя заноет тело, испортится настроение, появится осязательное сознание, сопровождаемое болью. Итак, ты приехал либо пришел пешком?»

– Я пешком не хожу, почетный. Я приехал на колеснице.

– Раз ты приехал на колеснице, сударь, то предъяви мне колесницу. Скажи, сударь, дышло – колес­ница?

– Нет, почетный КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава.

– Ось – колесница?

– Нет, поч­тенный.

– Колеса – колесница?

– Нет, почетный.

– Ку­зов – колесница?

– Нет, почетный.

– Поручни[123] – колесница?

– Нет, почтенный».

– Ярмо – колесница?

– Нет, поч­тенный.

– Вожжи – колесница?

– Нет, почетный.

– Стре­кало – колесница?

– Нет, почетный.

– Так, может, го­сударь, дышло, ось, колеса, кузов, поручни, ярмо, вожжи, стрекало вкупе – колесница?[124]

– Нет, почетный.

– Так КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава, может, сударь, что-то кроме дышла, оси, колес, кузова, по­ручней, ярма, вожжей, стрекала – колесница?

– Нет, почетный.

– Ну, сударь, спрашиваю я, спрашиваю, а колесницы не вижу. Выходит, сударь, что колесница – это звук один. Где же тут колесница? Ересь ты говоришь, сударь, неправ­ду, нет колесницы. Ты же на КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава всем континенте Джамбу 1-ый правитель, кого для тебя страшиться, для чего врать, сударь? Послушайте ме­ня, почтенные 500 греков и восемьдесят тыщ монахов! Правитель Милинда произнес на данный момент, что он-де приехал на колеснице. Я ему говорю: «Раз ты приехал на колеснице, сударь, то предъяви мне колесницу КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава». А у него с колесницей ничего не по­лучается. Приемлемо ли это, можно ли согласиться с этим?

Услышав эти слова, 500 греков одобрили достопочтенно­го Нагасену и произнесли царю Милинде: «Ну же, сударь, отве­чай, если можешь». И правитель Милинда произнес достопочтенному Нагасене: «Я не лгу, почетный Нагасена. Вследствие[125] дышла КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава, вследствие оси, вследствие колес, вследствие кузова, вследствие поручней и употребляется заглавие, символ, обозначение, обиход­ное слово, имя – колесница».

– Отлично, сударь. Ты знаешь, что такое колесница. Вот точно так же и у меня: вследствие волос, вследствие волосков на теле и остального, вследствие об­разного, вследствие чувств, вследствие определения, вследствие слагаемых, вследствие сознания и КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава употребляется на­звание, символ, обозначение, обиходное слово, просто имя[126] – На­гасена, но в высшем смысле тут не представлена лич­ность. Ведь есть, сударь, изречение монахини Ваджры, ска­занное перед лицом Блаженного:

«Как молвят «колесница» о собранных совместно частях,

Так все назовут существом то, что всего только КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава груды»[127].

– Волшебно, почетный Нагасена! Необыкновенно, почетный На­гасена! Блестящий ответ, и как находчиво! Был бы живой Про­светленный, и он бы тебя одобрил. Отлично, отлично, Нагасена. Блестящий ответ, и как находчиво! Ты сколько лет в монаше­стве, почетный Нагасена?

– Я? Семь лет, государь[128].

– Как это «семь», почетный? Это ты – семь либо число КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава – семь?

А в это время от нарядно одетого, сверкавшего драгоценным убором царя Милинды падала на землю тень, а в сосуде с во­дой показывалось его отражение. И достопочтенный Нагасена спросил царя Милинду: «Видишь, сударь, свою тень на земле и отражение в воде? Скажи, сударь, это ты – правитель либо КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава тень с отражением[129] – правитель?»

– Правитель – это я, а не тень либо отра­жение, почетный Нагасена. А тень и отражение получаются благодаря мне.

– Вот точно так же, сударь, семь – это чис­ло лет, это не я. Но выходит семь благодаря мне, как тень.

– Волшебно, почетный Нагасена! Необыкновенно, почтен­ный Нагасена! Блестящий КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава ответ, и как находчиво!

Правитель молвил: «Почтенный Нагасена, ты будешь со мною бе­седовать?»

– Если ты будешь беседовать по-ученому, сударь, то буду, а если будешь беседовать по-королевски, то не буду.

– Как, почетный Нагасена, дискутируют ученые?

– В ученой беседе, сударь, противника запутывают перебором случаев, он выпутывается КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава, выдвигает опровержения, делаются встречные ходы, делаются различения и встречные различения[130], и ученые при всем этом не сердятся. Вот так, сударь, дискутируют ученые.

– Ну как, почетный, царствуй дискутируют?

– Царствуй в беседе от­стаивают какое-то свое положение, сударь, а тем, кто им пере­чит, приказывают дать палок: дайте-ка, дескать КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава, такому-то палок. Вот так, сударь, царствуй беседуют[131].

– Будем, почетный, бе­седовать по-ученому, а не по-королевски. Дискутируйте, почетный, без опасения, как будто с монахом, либо послушником, либо мирянином, либо монастырским служкой – вот так и со мной дискутируйте, поч­тенный, не опасайтесь.

– Спасибо, сударь,– поблагодарил тхера.

Правитель молвил: «Почтенный Нагасена КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава, могу я спросить те­бя?»

– Можешь, сударь.

– Я уже спросил, почтенный[132].

– Я ответил, сударь.

– Что все-таки ты ответил, почетный?

– А что ты спросил, сударь?

И вот царю Милинде подума­лось: «Да, монах умен, ему под стать со мной беседовать. У ме­ня ведь будет к нему много КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава вопросов; спросить все до захода солнца мне не успеть. Лучше я побеседую с ним завтра во дворце».

И правитель произнес Девамантии: «Изволь уведомить поч­тенного, Девамантия, что беседовать мы с ним будем завтра во дворце». С этими словами правитель встал с сидения, попрощался с тхерой Нагасеной, сел на КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава коня[133] и уехал, повторяя про себя: «Нагасена, Нагасена...» А Девамантия произнес достопочтенному Нагасене: «Почтенный, правитель Милинда передает, что беседовать вы будете завтра во дворце».

– Спасибо,– поблагодарил тхера[134].

2-ой денек беседы

И вот, когда миновала ночь, Девамантия, Анантакая, Манкура[135] и Всё-отдам[136] пришли к царю Милинде и, придя, спро­сили КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава царя Милинду: «Придет достопочтенный Нагасена?»

– Да, пусть приходит.

– А сколько монахов с ним придет?

– Пусть приводит столько монахов, сколько ему угодно.

А Всё-отдам произнес: «Государь, пусть с ним придет 10 монахов». Правитель же снова произнес: «Пусть приводит столько монахов, сколь­ко ему угодно». И Всё-отдам снова произнес: «Государь, пусть КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава с ним придет 10 монахов». Правитель же произнес в 3-ий раз: «Пусть приводит столько монахов, сколько ему угодно». И Всё-отдам произнес в 3-ий раз: «Государь, пусть с ним придет 10 монахов».

– Все таки готово к приему гостей, я произнес: пусть приводит столько монахов, сколько ему угодно. Что это Всё КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава-отдам мне перечит? Разве мы не в состоянии накормить монахов?

Услышав это, Всё-отдам рассердился[137].

И вот Девамантия, Анантакая и Манкура пришли к достопочтенному Нагасене и, придя, произнесли достопочтенному Нага­сене: «Царь Милинда передает, почетный, что ты можешь при­вести с собой столько монахов, сколько для тебя угодно».

И вот достопочтенный КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава Нагасена поутру оделся и, надев верхнюю одеж­ду и взяв в руку миску, вошел совместно с восьмьюдесятью тыщами монахов в Сагалу.

И вот Анантакая, идучи рядом с достопочтенным Нагасеной, спросил достопочтенного Нагасену: «Поч­тенный Нагасена! Когда я говорю «Нагасена», то что здесь Нагасена?»

– А сам ты как думаешь КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава, что же это все-таки за Нагасена? – спросил тхера.

– Я думаю, почетный, что Нагасена – это внут­ренний ветер, душа, которая то заходит, то выходит.

– Ну а если этот воздух выйдет и не войдет либо войдет и не выйдет, то будет жить человек?

– Нет, почетный.

– Ну как с раковиной: когда люди дуют КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава в раковину, то заходит воздух в их назад?

– Нет, почетный.

– Ну как с дудочкой: когда люди дуют в дудочку, то заходит воздух в их назад?

– Нет, почетный.

– Ну как с рогом: когда люди дуют в рог, то заходит воздух в их обратно[138]?

– Нет, почетный.

– Как они не погибают?

– Нет КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава, с таким спорщиком, как ты, не мне тягаться. Пожалуйста, почетный, подскажи мне, как по сути.

– Это не душа, это просто вдох и выдох, телес­ные отправления,– произнес ему тхера согласно абхидхарме[139].

И Анантакая именовал себя мирским последователем общины[140].

И вот достопочтенный Нагасена пришел в чертоги царя Ми КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава­линды и, придя, сел на предложенное сидение. И правитель Милин­да сам прислуживал Нагасене и его спутникам – положил им отменной пищи, жесткой и мягенькой. Каждого монаха он одарил мирской одеждой[141], а достопочтенного Нагасену – 3-мя мона­шескими облачениями и произнес достопочтенному Нагасене: «Почтенный Нагасена, садитесь с 10 монахами тут, а осталь­ные могут КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава идти».

И вот, когда правитель Милинда удостоверился, что достопочтенный Нагасена поел и вымыл миску и руки, он взял другое сидение, пониже, и сел около. И, сидя около достопоч­тенного Нагасены, правитель Милинда спросил его: «Почтенный На­гасена, каковой же будет предмет нашей беседы?»

– У нас есть цель КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава, государь[142]. Пусть предметом нашей беседы будет цель.

Правитель молвил: «Какова цель вашего пострига, почетный Нагасена, и какова ваша высшая цель?»

– Пожалуйста, сударь: чтоб эта тягота пресеклась, другая тягота не появилась – вот какова цель нашего пострига. Упокоение же в непривязанности – это у нас высшая цель,– молвил тхера.

– И что все-таки, поч КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава­тенный Нагасена, все принимают постриг для этого?

– Нет, сударь. Кто для этого воспринимает постриг, кого правитель ранее доводит, кого похитители ранее доводят, кто – оттого, что весь в долгу, кто – чтоб добыть для себя пропитание. Но те, кто истинно[143] воспринимает постриг, принимают его конкретно ради этого[144].

– А ты КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава, почетный, для этого ли постриг принял?

– Я еще небольшой был, сударь, когда воспринимал постриг. За­чем мне постриг, я тогда точно не знал. Мне тогда так дума­лось: «Шраманы, сыны шакьев,– люди ученые. Они меня вы­учат». А сейчас я выучился, сам знаю и сам вижу[145], что пост КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава­риг конкретно для этого.

– Прекрасно[146], почетный Нага­сена.

Правитель молвил: «Почтенный Нагасена, есть ли такие, кто после погибели вновь не воплотится?»

– Одни воплотятся, госу­дарь, другие не воплотятся,– молвил тхера.

– Кто же вопло­тится, кто не воплотится?»

– У кого есть аффекты, сударь, тот воплотится, у кого нет аффектов, тот КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава не воплотится.

– А ты, почетный, воплотишься еще?

– Если буду привязан, сударь, то воплощусь, если не буду привязан, не воплощусь[147].

– Отлично, почетный Нагасена.

Правитель молвил: «Почтенный Нагасена, правильно ли, что тот, кто не воплотится, не воплотится благодаря собственному подлинному вниманию?»

– Благодаря подлинному вниманию, сударь, и мудрости, и другим благим дхармам.

– Но разве подлинное КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава внимание и мудрость – не одно и то же, почетный?

– Нет, сударь. Внимание – одно, мудрость – другое. Внимание, сударь, есть и у козлов, баранов, буйволов, верблюдов, ослов[148], а мудрости у их нет.

– Отлично, почетный Нага­сена.

Правитель молвил: «Каково свойство внимания, почетный, и каково свойство мудрости?»

– Свойство внимания – замечать КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава, сударь, свойство мудрости – отсекать.

– Каким образом свой­ство внимания – замечать? Каким образом свойство мудро­сти – отсекать? Приведи пример.

– Представляешь для себя жне­цов, сударь?

– Да, почетный, представляю.

– Как жнец жнет ячмень[149], сударь?

– Левой рукою он хватает пук ко­лосьев, а в правой руке держит серп и отсекает серпом.

– Как жнец, сударь КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава, левой рукою хватает пук колосьев, а в правой руке держит серп и отсекает серпом, вот так же и подвизаю­щийся, сударь: вниманием он держит ум[150], а мудростью отсе­кает аффекты. Вот так, сударь, свойство внимания – заме­чать, свойство мудрости – отсекать.

– Отлично, почетный Нагасена.

Правитель молвил: «Почтенный Нагасена, ты упомянул КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава «другие благие дхармы». Каковы же эти благие дхармы?»

– Нравственность, сударь, вера, усилие, памятование, сосредоточе­ние[151] – вот эти благие дхармы.

– Каково свойство нравствен­ности, почетный?

– Свойство нравственности – быть основанием, почетный. Нравственность – база всем благим дхар­мам: орудиям, силам, звеньям просветления, стезе, постановкам памятования, настоящим начинаниям, основам сверхобычных сил, уровням КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 2 глава созерцания, развязкам, сосредоточениям, овладени­ям[152]. У того, кто нравственно основателен, ни одна благая дхарма не пропадет.


kniga-premudrosti-solomona-stranica-9.html
kniga-priotkroet-pered-toboj-nemalo-lingvisticheskih-tajn.html
kniga-prizvana-pomoch-vam-stroit-mezhlichnostnie-otnosheniya-v-seme-i-na-proizvodstve-ne-davat-sebya-v-obidu-bez-poter-ili-s-minimalnimi-poteryami-vihodit-iz-konfliktov-stranica-2.html