КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава

– Нет, почетный, все готовится заблаговременно.

– Для чего?

– Чтоб утолить будущий голод, почетный.

– Но разве есть, сударь, будущий голод?

– Нет, почетный.

– Перемудрили вы, госу­дарь: голод, которого нет, утолить готовитесь.

– Отлично, почетный Нагасена[286].

Правитель молвил: «Почтенный Нагасена, далековато ли отсюда до мира Брахмы?»

– Очень далековато отсюда до мира Брахмы, го­сударь. Если КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава оттуда упадет гора в дом величиной, то, про­летая в день 40 восемь тыщ йоджан, она достигнет земли через четыре месяца.

– Почетный Нагасена, вы утверждаете: не резвее сильный мужик скрученную руку распрямит либо прямую руку согнет[287], как владеющий сверхобычными силами монах, государь собственного духа, пропадет с континента Джамбу и в один КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава момент появится в мире Брахмы. Мне в это не верится, слиш­ком уж стремительно преодолеет он все эти сотки йоджан.

– Где ты родился, сударь? – спросил тхера.

– Есть, почетный, полуостров Аласанда, там я и родился.

– Как далековато отсюда до Аласанды, сударь?

– Хороших две сотки йоджан, почетный.

– Помнишь КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава ты о чем-нибудь, что там делал? Не правда ли, го­сударь?

– Да, почетный, помню.

– Просто же ты, сударь, хороших две сотки йоджан прошел.

– Отлично, почетный Нагасена.

Правитель молвил: «Почтенный Нагасена, если один умрет тут и родится в мире Брахмы, а другой умрет тут же и родится в Кашмире, то кто КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава ранее, кто позднее?»

– Сразу, госу­дарь.

– Приведи пример.

– Где твой родной город, госу­дарь?

– Есть местечко Каласи[288], почетный, там я и родил­ся.

– Как далековато отсюда до Каласи, сударь?

– Хороших две сотки йоджан, почетный.

– Как далековато отсюда до Кашмира, сударь?

– Двенадцать йоджан, почетный.

– Ну-ка, сударь, представь для себя Каласи КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава.

– Уже, почтен­ный.

– Ну-ка, сударь, представь для себя Кашмир,

– Уже, почетный.

– Что ты для себя резвее представлял, а что подольше, сударь?

– Идиентично, почетный.

– Вот так же, сударь, если один умрет тут и родится в мире Брахмы, а другой умрет тут и родится в Кашмире, то они родятся КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава сразу.

– Приведи еще пример.

– Как ты полагаешь, сударь: вот ле­тели два орла, один сел на высочайшее дерево, другой сел на низкое дерево, притом оба сразу; чья тень ранее дой­дет до земли, чья тень позднее дойдет до земли?

– Сразу, почетный.

– Вот так же, сударь, если один КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава умрет тут и родится в мире Брахмы, а другой умрет тут же и родится в Кашмире, то они родятся одновременно[289].

– Отлично, по­чтенный Нагасена.

Правитель молвил: «Почтенный Нагасена, сколько всего звеньев просветления?»

– Семь, сударь, звеньев просветления.

– И сколькими же звеньями просветления человек просветляет­ся?

– Одним звеном просветления просветляется, сударь КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава: звеном всепросветления, именуемым «разбор дхарм».

– По­чему же, почетный, говорится о 7 звеньях просветления?

– Как ты полагаешь, сударь: если клинок лежит в ножнах, не взят в руку, может ли он что-либо разрубить?

– Нет, почтен­ный.

– Вот так же, сударь, звеном всепросветления, назы­ваемым «разбор дхарм», без иных 6 звеньев просветле КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава­ния человек не просветляется.

– Отлично, почетный На­гасена.

Правитель молвил: «Почтенный Нагасена, что больше – достойное либо недостойное[290]?»

– Достойное больше, сударь, недостой­ное меньше.

– Почему же?

– Совершающий недостойное раскаивается в том, что сделал грех, и поэтому, сударь, грех не вырастает. Совершающий же достойное, сударь, не рас­каивается, раз нет раскаяния, то является КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава веселость, от весело­сти является удовлетворенность, от радости тело[291] становится надежным, от надежности тела чувствуется приятное, у ощущающего при­ятное идея сосредоточивается, сосредоточенный познает то, что есть[292], потому достойное вырастает. Да ведь если человек с усеченными ступнями и кистями рук подаст Блаженному стебе­лек лотоса, то он девяносто КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава одну кальпу не попадет в преис­поднюю[293], поэтому я и говорю, что достойное больше, недостойное меньше.

– Отлично, почетный Нагасена.

Правитель молвил: «Если один заранее грешит, почетный На­гасена, а другой по незнанию грешит, то у кого больше недо­стойного?»

– У того, кто по незнанию грешит, недостойного больше,– молвил тхера.

– Стало КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава быть, почетный Нагасена, если у нас принц либо сановник грешит по незнанию, то нам его вдвойне наказывать?

– Как ты полагаешь, сударь: если подогретый металлический жар, жаркий, накаленный докрасна, жаром пышущий, двое схватят: один зная схватит, другой не зная схватит – то кто посильнее обожжется?

– Кто не зная схватил, почетный, тот КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава и обожжется посильнее.

– Вот так же, сударь, кто грешит по незнанию, у того недостойного больше.

– Отлично, почетный Нагасена[294].

Правитель молвил: «Почтенный Нагасена, может ли кто-либо во плоти добраться до северного континента Куру, либо до мира Брахмы, либо еще до какого-то континента?»

– Да, сударь, есть такие, кто может КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава в этом же теле, составленном из 4 огромных сутей[295], добраться и до северного континента Куру, и до мира Брахмы, и до другого какого-нибудь континента.

– Каким образом, почетный Нагасена, они могут в этом же теле, состав­ленном из 4 огромных сутей, добраться и до северного континента Куру, и до мира КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава Брахмы, и до другого какого-нибудь континента?

– Ты ведь перепрыгиваешь на земле расстояние в пядь либо две, сударь, не так ли?

– Да, почетный, естественно. Я и на шестнадцать пядей прыгаю.

– Как ты прыгаешь на шестнадцать пядей, сударь?

– У меня является идея: при­землиться туда-то. С возникновением таковой КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава мысли тело становится для меня легким.

– Вот так же, сударь, владеющий сверх­обычными силами монах, государь собственного духа, устанавливает тело на мысль[296] и силой мысли летит по воздуху.

– Прекрас­но, почетный Нагасена.

Правитель молвил: «Почтенный Нагасена, вы гласите о костях длиной 100 йоджан. Но ведь даже деревьев длиной 100 йоджан и то нет КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава. Откуда же взяться костям в 100 йоджан длиной?»

– Как ты полагаешь, сударь: водятся ли в океане рыбы дли­ною 500 йоджан? Слыхал ты об этом?

– Да, почетный, слыхал.

– Но ведь у рыбы в 500 йоджан длиной как раз и будут кости длиной 100 йоджан[297].

– Отлично, почетный Нагасена.

Правитель молвил: «Почтенный Нагасена, вы КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава утверждаете, как будто можно пресечь вдохи и выдохи»[298].

– Да, сударь, можно пре­сечь вдохи и выдохи.

– Каким образом, почетный Нагасена, можно пресечь вдохи и выдохи?

– Ты когда-нибудь слышал, сударь, как кто-то храпит?

– Да, почетный, слышал.

– Если человек согнется, то закончится его храп, сударь?

– Да, почетный, закончится.

– Если этот звук КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава у того, кто не освоил тело, не освоил нравственность, не освоил идея, не освоил мудрость, может закончиться, то неуж-то не может пресечь вдохи и выдохи тот, кто освоил тело, освоил нравствен­ность, освоил идея, освоил мудрость, вошел в четвертую ста­дию созерцания?

– Отлично, почетный Нагасена КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава.

Правитель молвил: «Почтенный Нагасена, есть такое слово «оке­ан». Почему вода именуется океаном?»

– Столько-то воды, сударь, соответственно соли; столько-то соли, соответственно воды, поэтому и именуется океаном[299].

– Отлично, почтен­ный Нагасена.

Правитель молвил: «Почтенный Нагасена, почему вкус океана один – соленый?»

– От долгого стояния в нем воды, сударь, вкус океана один КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава – соленый.

– Отлично, почетный Нагасе­на.

Правитель молвил: «Почтенный Нагасена, все ли тонкое можно помыслить?

– Да, сударь, все тонкое можно помыслить.

– А что такое, почетный, все тонкое?

– Все тонкое, сударь, это дхарма, но не все дхармы тонки. И тонкое и грубое сущность обозначения дхарм. Все, что должно быть помыслено, мыслит мудрость КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава, кроме мудрости, мышления нет[300].

– Отлично, почетный Нагасена.

Правитель молвил: «Почтенный Нагасена, есть дхармы: созна­ние, мудрость, душа живого существа. Эти дхармы – и различные предметы, и различные слова либо предмет один, слова только раз­ные?»[301]

– Свойство сознания – обдумывать, сударь, свойство мудрости – мудровать[302], а душа представляет собой ничто.

– Если душа КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава представляет собой ничто, то кто же тогда зрением лицезреет видимое, слухом слышит звук, чутьем чует запах, язы­ком вкушает вкус, телом осязает ощутимое, разумом понимает дхар­мы?

– Если это душа зрением лицезреет видимое (---) мозгом понимает дхармы,– молвил тхера,– то, если вырвать проходы зрения, она должна отчетливее узреть КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава видимое, ибо к ней будет обращено большее место, а если вырвать уши, вырвать нос, вырвать язык, порвать кожа, то она должна отчетливее услышать звук, почуять запах, вкусить вкус, ося­зать ощутимое, ибо к ней будет обращено большее пространст­во?.

– Нет, почетный.

– Стало быть, сударь, душа живо­го существа представляет собой ничто.

– Отлично КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава, почтен­ный Нагасена[303].

Тхера молвил: «Трудное дело сделал Блаженный, госу­дарь».

– Какое тяжелое дело сделал Блаженный, почетный Нагасена?

– Тяжелое дело сделал Блаженный, сударь: по­следовательно обрисовал различия всех отвратительных дхарм – разума и дхарм, связанных с ним,– разворачивающихся на единой опоре: вот соприкосновение, вот чувство, вот определение КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава, вот побуждение, вот мысль[304].

– Приведи пример.

– Напри­мер, сударь, некто вышел на корабле в открытое море, за­черпнул пригоршню воды и попробовал ее на вкус. Сумеет ли, сударь, этот человек выяснить: вот вода из Ганги, вот вода из Ямуны, вот вода из Ачиравати, вот вода из Сараю, вот вода из Махи?

– Тяжело КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава выяснить, почетный.

– Но то, что сделал Блаженный, еще сложнее: он поочередно обрисовал различия всех отвратительных дхарм – мозга и дхарм, связанных с ним,– раз­ворачивающихся на единой опоре: вот соприкосновение, вот чувство, вот определение, вот побуждение, вот идея.

– Спасибо, почетный,– поблагодарил царь[305].

Седьмая глава закончена.

Окончание беседы КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава.

«Ты не знаешь, сударь, который сейчас час?» – спросил тхера.

– Знаю, почетный. На данный момент вечерняя охрана уже кончи­лась, полуночная охрана идет; зажигают четыре факела из ткани, смоченной в конопляном масле,– тебя проводят, как меня самого[306].

– Отлично, сударь, умен монах,– молви­ли греки.

– Правильно, разлюбезные, умен тхера. Если уж повстречались таковой учитель КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава, как он, да таковой ученик, как я,– здесь стремительно можно осознать Учение.

Обрадованный ответами тхеры Нагасе­ны на свои вопросы, правитель Милинда пожаловал ему шерстяное одеяло ценой 100 тыщ каршапан и произнес: «Почтенный Нагасена! Я приглашаю тебя восемьсот дней совершать трапезу у меня[307]; если для тебя что КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава-то необходимо во дворце, то этим тоже распо­лагай».

– Много, сударь, не надо мне этого.

– Я пони­маю, почетный Нагасена, что не надо, но ты и себя огради от пересудов, и меня огради. Вот в каком смысле огради себя: пойдут досужие пересуды, что Нагасена-де удовлетворил царя беседой, но ничего КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава не получил от него. Огради себя от этого. Вот в каком смысле огради меня: пойдут досужие пересуды, что царя Милинду-де сполна удовлетворили ответами и бесе­дой, а он и виду не подает, что удовлетворен. Огради меня от этого.

– Пусть так, сударь.

– Я ведь, почетный, как лев, правитель животных: посиживает КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава в золотой клеточке, а глядит наружу. Вот и я, почетный, хоть и живу в миру, а все наружу смотрю. Если б я из дому ушел в бездомность, я бы недолго прожил – много у меня недругов.

Итак, почетный Нагасена ответил на вопросы царя Милин­ды, встал и ушел в обитель. Скоро КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава после ухода почетного Нагасены царю Милинде подумалось: «Так ли я все спраши­вал? Так ли почетный отвечал?» И правитель Милинда решил: «Хорошо я все спрашивал, отлично все почетный отвечал». И достопочтенному Нагасене, когда он возвратился в обитель, по­думалось: «Так ли правитель Милинда все спрашивал? Так ли я отвечал КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава?» И достопочтенный Нагасена решил: «Хорошо все правитель Милинда спрашивал, отлично я все отвечал».

И вот рано поутру, когда миновала ночь, достопочтенный Нагасена встал, оделся, взял в руку миску, надел верхнюю одежку и пришел в чертоги царя Милинды. Придя, он сел на предложенное сидение. А правитель Милинда приветствовал КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава достопочтенного Нагасе­ну и сел около. И, сидя около достопочтенного Нагасены, правитель Милинда произнес ему: «Не думай, почетный, как будто я оттого не спал остаток ночи, что был доволен тем, как задал для тебя вопро­сы. Это не так. В оставшуюся часть ночи я пошевелил мозгами: «Так ли КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава я все спрашивал, так ли почетный отвечал? Отлично я все спрашивал, отлично почетный отвечал». И тхера произнес: «Не думай, сударь, как будто я оттого не спал остаток ночи, что был доволен тем, как отвечал на твои вопросы. Это не так. В ос­тавшуюся часть ночи я помыслил: «Так ли все КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава правитель Милинда спрашивал, так ли я отвечал? Отлично все правитель Милинда спра­шивал, отлично я все отвечал». Так эти величавые мужи поблаго­дарили друг дружку за неплохую беседу.

В «Вопросах Милинды» вопросы и ответы окончены.


Книжка 3-я. ВОПРОСЫ-РОГАТИНЫ

Спорщик, в диспутах вкусивший вкус, острый разумом, одаренный,

Правитель Милинда пришел КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава к Нагасене, чтоб силой знанья помериться.

Подступил он к нему впритирку, задавал вновь и вновь вопросы,

И строй мыслей его поменялся, он взялся читать Три Корзины.

В уединении, ночкой Речения Будды продумывал,

На рогатины напоролся путаных, спорных вопросов:

«В проповеданном Царем дхармы что-то сказано разносторонне,

Что-то по КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава поводу сказано, что-то по сути сказано[308]

Не напоролись бы в дальнейшем на эти вопросы-рогатины[309],

Не распознавши их смысла; не появилось бы несогласия.

Испрошу у наставника милость; пусть он сломит вопросы-рогатины,

Пусть укажет путь разъяснения, чтоб так разъясняли и впредь».

Итак, когда начало светать и забрезжил рассвет, правитель Ми КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава­линда омыл голову, приложил молитвенно сложенные ладошки ко лбу, направив помыслы к истинновсепросветленным прошедшего, грядущего и реального, и принял на себя восемь обетов: «На­чиная с сегодняшнего денька я на неделю должен взять на себя вось­меричный обет и совершать тапас; свершив же тапас, я испро­шу милость у учителя и КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава задам ему вопросы-рогатины».

Итак, правитель Милинда снял свою обычную мирскую одежду[310], отце­пил декорации, надел желтоватое рубище, надел шапочку, уподо­бившую его голову бритой голове монаха[311], и, став вроде бы молчальником, принял восьмеричный обет: «Эту неделю я не должен заниматься королевскими делами, не должен допускать КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава мыс­лей, связанных со страстью, связанных с ненавистью, связанных с заблуждением; с рабами, прислугой и челядью должен быть кроток, в телесных и речевых действиях должен быть осмотрителен; с тем, что воспринимают 6 эмоций, должен быть не­устанно осмотрителен, должен устремить помыслы на освоение доброты»[312].

Он взял на себя этот восьмеричный обет и, направ КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава­ляя свои помыслы только на него, провел неделю взаперти, а на восьмой денек, когда начало светать, он с ранешнего утра позавт­ракал, и, опустив глаза долу, жадный на слова, держа себя очень собранно, в сосредоточенном, удовлетворенном, радостном, приподнятом настроении он пришел к тхере Нагасене, земно ему поклонился и, стоя КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава около, произнес:

– Мне необходимо обсудить с вами один предмет, почетный На­гасена. Не нужно, чтоб при всем этом находился кто-нибудь 3-ий. В безлюдном месте, в пустынном лесу, в восьми отно­шениях подобающем монаху[313],– вот где смогу я задать собственный вопрос. Там мне не будет необходимо прятаться и КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава таиться. Право, я достоин услышать тайну в доверительной беседе. Если прибег­нуть к сопоставлению, то, как земная твердь достойна того, что­бы ей доверили клад, почетный Нагасена, право, точно так же и я достоин того, чтоб услышать тайну в доверительной беседе.

Войдя же с учителем в пустынную рощу КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава, он произнес: «Почтенный Нагасена, человеку, стремящемуся к беседе, следует избегать восьми мест. В этих восьми местах понимаю­щий человек о деле не дискутирует, ведь беседа там рассыпается, не выходит. Вот эти места: неровной местности следует избе­гать, небезопасной избегать, продуваемой ветром избегать, очень скрытой избегать, храмов избегать, дорог избегать КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава, проходов избегать, водоемов избегать[314]».

Тхера спросил: «В чем недостатки неровной местности, небезопасной, продувае­мой ветром, очень скрытой, храмов, дорог, проходов, водо­емов?»

– В неровной местности, почетный Нагасена, предмет бе­седы разбрасывается, раскидывается, разливается, не получает­ся. В небезопасной мозг пугается, а испуганный предмета толком не разумеет. В продуваемой ветром голоса КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава не слыхать. В очень скрытой подслушивают. У храма беседа выходит тяжеловата. В дороге беседа делается пустой. В проходах вихляет. У водо­ема делается общеизвестна. Об этом сказано:

«Неровного, небезопасного, ветреного места,

Скрытого, богам посвященного,

Дороги, прохода и водоема –

Таких восьми мест сторониться должно».

Восемь родов людей, почетный КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава Нагасена, портят беседу, если с ними беседовать. Вот они: влекомый страстью, влекомый ненавистью, влекомый заблуждением, влекомый гордостью, алч­ный, ленивый, озабоченный кое-чем одним, болван.

Тхера спросил: «В чем их недостатки?»

– Влекомый страстью, почетный Нагасена, под воздействием страсти портит беседу, влекомый ненавистью под воздействием не­нависти портит беседу, влекомый заблуждением КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава под воздействием заблуждения портит беседу, влекомый гордостью под воздействием гордости портит беседу, жадный под воздействием жадности портит беседу, ленивый собственной леностью портит беседу, озабоченный кое-чем одним своею озабоченностью портит беседу, болван сво­ею тупостью портит беседу. Об этом сказано:

«Страстный, свирепый и заблудший, гордый, жадный и ленивый КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава,

Озабоченный и глуповатый – вот кто расстройство в беседу вносит».

Почетный Нагасена, а вот эти девять родов поверенную им тайну не хранят, выбалтывают. Вот они: влекомый страстью, влекомый ненавистью, влекомый заблуждением, трус, корысто­любец, дама, запивоха, скопец, дитя.

Тхера спросил: «В чем их недостатки?»

– Влекомый страстью, почетный Нагасена, поверенную тайну КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава из страсти не хранит, выбалтывает; влекомый ненавистью из ненависти поверенную тайну не хранит, выбалтывает; влеко­мый заблуждением в заблуждении поверенную тайну не хра­нит, выбалтывает; трус со ужасу поверенную тайну не хранит, выбалтывает; корыстолюбец корысти ради поверенную тай­ну не хранит, выбалтывает; дама из вероломства поверенную тайну не хранит, выбалтывает КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава; запивоха по опьяненной распущенности поверенную тайну не хранит, выбалтывает; скопец из-за собственного калечества поверенную тайну не хранит, выбалтывает; дитя по легкомыслию поверенную тайну не хра­нит, выбалтывает. Об этом сказано:

«Страстный, свирепый и заблудший, трус и корыстолюбивый,

Опьяненный, скопец и дама и, в конце концов, ребенок.

Эти девять посреди людей КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава низки, неверны, изменчивы.

Потаенна, им доверенная, потаенной недолго останется».

Почетный Нагасена, разум созревает и мужает от восьми обстоятельств.

Вот они: с пришествием зрелого возраста разум созре­вает и мужает; от благожелательного внимания разум созре­вает и мужает; благодаря расспрашиванию разум созревает и мужает; благодаря житью рядом с КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава источником познания разум созревает и мужает; от подлинного внимания разум созревает и мужает; благодаря диспутам разум созревает и мужает; от почитания с любовью разум созревает и мужает; от житья в подходящей местности разум созревает и мужает. Об этом сказано:

«Доброжелательство, зрелость, вопросы,

Близость к источнику познания,

Внимание, спор, почитанье КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава с любовью,

Житье в подходящей местности –

Эти восемь обстоятельств

Содействуют зрелости разума.

Развивается разум у тех,

Кому они способствуют».

Почетный Нагасена, этому месту не характерно ни одно из восьми препятствий для ведения беседы; ну и я посреди про­чих – наилучший собеседник; и тайну способен я хранить – поку­да живой буду, тайну КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава не разглашу; также от восьми обстоятельств со­зрел мой разум; право, тяжело отыскать сейчас ученика, подобного мне. С верно действующим учеником и учителю следует вести себя воистину верно, сообразно 20 5 досто­инствам, нужным учителю.

Вот эти 20 5 досто­инств:

~ повсевременно, непрестанно должен учитель беречь уче­ника;

~ должен знать, что тот любит, чего КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава не любит;

~ должен знать, беззаботен он либо не беззаботен;

~ должен знать, как тот дремлет и досуг проводит;

~ должен знать, не утомился ли он;

~ должен знать, подали ему пищи либо нет;

~ должен знать его особенности;

~ должен делиться с ним поданным пропитанием;

~ должен его ободрять: «Не огорчайся, смысл до тебя дойдет КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава»;

~ должен знать о его общении: «с таким-то общается»;

~ должен знать, с кем тот разговаривает в деревне;

~ должен знать, с кем тот разговаривает в обители;

~ не должен с ним пустословить;

~ должен быть снисхо­дителен к его беспомощностям; должен быть обходителен;

~ должен быть последователен;

~ не должен что КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава-то от него утаивать;

~ должен доделывать все до конца;

~ должен положить внутри себя родитель­скую идея: «Я научу его разным умениям и этим как будто дам ему 2-ое рождение»;

~ должен положить внутри себя воспита­тельскую идея: «Как бы не было ему ущерба»;

~ должен положить внутри себя такую идея: «Я сделаю его КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава сильным при помощи обучения»;

~ должен положить внутри себя идея, исполненную доб­роты; в невзгодах покидать не должен;

~ от собственного долга отсту­пать не должен;

~ оступившегося должен поддержать в согласии с Учением.

Таковы, почетный, 20 5 плюсов, необ­ходимых учителю[315]. Благоволи же вести себя со мной сообразно им.

– Колебание отыскало КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава на меня, почетный. Есть посреди изреченно­го Победителем вопросы-рогатины. Они в дальнейшем вызовут несогласие, а ведь тогда тяжело будет отыскать людей с массивным разумом, схожим твоему. Раскрой же глаза мне на эти воп­росы; пресеки наветы.

– Отлично,– согласился тхера и именовал 10 плюсов, нужных мирянину[316].– Мирянину нужны 10 досто­инств, сударь КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава, вот они:

~ горе и удовлетворенность у мирянина – одни с общиной, сударь;

~ главнее всего он ставит Учение;

~ с ра­достью посильно помогает общине своим достоянием;

~ видя уг­розу учению Фаворита, ревнует о его поддержании;

~ истинновидящ;

~ празднички его более не привлекают[317];

~ к другому учителю даже под опасностью погибели не переметнется[318];

~ сдержан в те КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава­лесных и словесных действиях[319];

~ согласию радуется не нара­дуется; охотно слушает проповедь;

~ Учению следует нелицемер­но;

~ отыскал прибежище в Просветленном;

~ отыскал прибежище в Учении; отыскал прибежище в общине[320].

Таковы 10 досто­инств, нужных мирянину. Я вижу, что они все в для тебя есть. Как это подобает, уместно, верно, хвалебно, что КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава, видя опасность учению Фаворита, ты хочешь поддержать его! Я согла­сен с тобою беседовать. Спрашивай меня, о чем хочешь.


ГЛАВА 1-ая

Вопрос 1 (1)

Итак, получив согласие на беседу, правитель Милинда поклонил­ся в ноги наставнику, молитвенно сложив ладошки над головою[321] и произнес:

– Почетный Нагасена, другие проповедники так рассужда­ют: «Если Просветленный КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава приемлет культ[322], то Просветленный не ушел в покой, но связан с миром, находится в мирских пре­делах, обыденный мирской человек, а стало быть, служение ему напрасно и бесплодно. Если же ушел в покой, то не связан с миром, вне всякого существования, и культ его неосуществим – ведь у ушедшего КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава в покой нет никакого приятия, а служение тому, что служения не приемлет, тоже напрасно и бесплодно»[323]. Вот вопрос обоюдоострый[324]. Не по силам незрелым такая зада­ча, только величавым такая задачка по силам. Распутай эти тенета лжемудрия, выскажись совершенно точно. Для тебя этот вопрос поставлен. Раскрой глаза будущим сынам Фаворита, опровергни КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава утверж­дения чужих.

Тхера произнес:

– Блаженный ушел в покой, сударь, и Блаженный не при­емлет культа. Уже под древом просветления всякое приятие у Татхагаты пропало, тем паче – у ушедшего в окончательный безостаточный покой. Ведь есть изречение тхеры Шарипутры, предводителя Учения, сударь:

«Просветленных, кому нет сопоставления,

Почитают и КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава боги и люди.

Но не надо им поклонение –

Такая просветленных природа»[325].

Правитель произнес:

– Почетный Нагасена, пусть отпрыск хвалит отца либо отец хвалит отпрыска. Чтоб опровергнуть утверждения чужих, это не резон, это всего только проявление неприязненности. Нет, ты скажи мне реальный резон, который бы доказал твое утверждение и распутал КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава бы сети лжемудрия[326].

Тхера произнес:

– Блаженный ушел в покой, сударь, и Блаженный не приемлет культа. Но богам и людям драгоценные мощи Татха­гаты становятся вроде бы основой, хотя ему это и индифферентно. Они же, полагаясь на драгоценную его мудрость, прилежат правильному виду деяния, а поэтому обретают три вида бла КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава­годенствия[327]. Скажем, сударь, броский, горячий костер прогорел и угас. Разве воспримет сейчас этот костер какое-либо горючее, сударь,– сено ли, хворост ли?

– Даже когда горел этот большой костер – и то он был безразличен к горючему – и к сену и к хворосту, почетный, а потухший, затихший, неодушевленный[328] – и тем паче КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава.

– А когда этот костер прогорел и угас, что все-таки, сударь, разве не стало тогда в мире огня?

– Нет, почетный. Ведь база огня – это горючее, хво­рост. Если каким-то людям пригодится огнь, то они приложат свои собственные силы, старания, усердие, возьмут кусочки дере­ва, пошеркают их и извлекут огнь, а позже КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава будут делать с огнем, что им нужно.

– Означает, сударь, неверными выходят слова проповедни­ков, как будто служение тому, кому оно индифферентно,– напрасно и бесплодно. Как броский, горячий костер пылал, сударь, так же точно Блаженный в десятитысячной мировой сфере пылал сла­вою Просветленного. Как броский, горячий костер отпылал и угас КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава, сударь, так же точно Блаженный в десятитысячной мировой сфере отпылал славою Просветленного и угас в окон­чательном безостаточном покое. Как у прогоревшего костра, го­сударь, нет приятия горючего – ни сена, ни хвороста, так же точно Благодетель населения земли откинул и успокоил всякое приятие. И если костер истощил горючее КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава и угас, то люди приложат свои собственные силы, старание, усердие, возьмут кус­ки дерева, пошеркают их и извлекут огнь, а позже будут делать с ним, что им нужно, вот точно так же богам и людям драгоцен­ные мощи Татхагаты становятся вроде бы основой, хотя ему это и индифферентно. Они же КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава, полагаясь на драгоценную его муд­рость, прилежат правильному виду действий, а поэтому обре­тают три вида процветания.

Вот резон, сударь, почему слу­жение ушедшему в покой Татхагате, которому оно безразлич­но, – нетщетно и небесплодно.

Слушай далее, сударь, еще резон, почему служение ушедшему в покой Татхагате, которому оно индифферентно КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава, – все таки нетщетно и небесплодно. Скажем, го­сударь, дул сильный, крепкий ветер, а позже стих. Что все-таки, госу­дарь, разве воспримет этот ветер попытку поднять его вновь?

– Нет, почетный. У стихшего ветра нет ни усилия, ни вни­мания, чтоб его можно было поднять вновь, ибо стихия ветра не одушевлена КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава.

­– А разве подходит этому стихшему ветру, сударь, на­звание «ветер»[329]?

– Нет, почетный. Но есть средства, чтоб вызвать ве­тер,– пальмовые листья либо опахала. Если какие-то люди изму­чены жарою, истомлены зноем, то они берут пальмовый лист либо опахало и, приложив свои собственные силы, старание, усердие, сами вызывают КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава ветер и этим ветром умеряют жару, ослабляют зной.

– Означает, сударь, неверными выходят слова проповедников, как будто служение тому, кому оно индифферентно, – напрасно и бес­плодно. Как сильный, крепкий ветер веял, сударь, точно так же Блаженный овевал десятитысячную мировую сферу ветром свежести[330], услады, покоя, узкой доброты. Как сильный, креп КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава­кий ветер закончил веять и стих, сударь, точно так же Бла­женный обвеял десятитысячную мировую сферу ветром свеже­сти, услады, покоя, узкой доброты и стих в окончательном безостаточном покое.

Как у стихшего ветра, сударь, нет по­требности, чтоб его подняли вновь, так же точно Благодетель населения земли откинул и успокоил всякое КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава приятие. А измучен­ные жарою и истомленные зноем люди, сударь, что боги и люди, мучительно терзаемые пламенем тройного огня[331].

Как пальмовые листья либо опахала – средство, чтоб вызвать ве­тер, так мощи и драгоценная мудрость Татхагаты – средство об­рести три вида процветания. И как измученные жарой и ис КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава­томленные зноем люди берут пальмовый лист либо опахало, сами вызывают ветер и им умеряют жару и ослабляют зной, точно так же боги и люди поклоняются мощам и драгоценной мудрости Татхагаты, хотя он и ушел в покой и ему это индифферентно, порож­дают внутри себя благое и этим благим умеряют и КНИГА ПЕРВАЯ. ВНЕШНЕЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ 6 глава ослабляют мучи­тельно терзающее их пламя тройного огня. Вот резон, сударь, почему служение ушедшему в покой Татхагате, которому это без­различно, – нетщетно и небесплодно.


kniga-prizvana-pomoch-vam-stroit-mezhlichnostnie-otnosheniya-v-seme-i-na-proizvodstve-ne-davat-sebya-v-obidu-bez-poter-ili-s-minimalnimi-poteryami-vihodit-iz-konfliktov.html
kniga-proroctvo-anhza-v-ad-pro-majbutnyu-slavu-rimu-urivok-z-enedi.html
kniga-psihologiya-biznesa-stranica-3.html