Книга: Планета людей

Создатель: Сент-Экзюпери Антуан .

Книжка написана от первого лица. Экзюпери предназначил её одному из собственных коллег-летчиков — Анри Гийоме.

Человек раскрывается в борьбе с препятствиями. Пилот подобен крестьянину, который обрабатывает землю и тем исторгает у природы некие из её загадок. Настолько же плодотворна работа летчика. 1-ый полет над Аргентиной был незабвенным: понизу Книга: Планета людей мелькали огоньки, и любой из их гласил о чуде людского сознания — о мечтах, надеждах, любви.

Экзюпери стал работать на полосы Тулуза — Дакар в 1926 г. Бывалые летчики держались несколько отчужденно, но в их отрывистых рассказах появлялся сказочный мир горных хребтов с западнями, провалами и вихрями. «Старички» умело поддерживали преклонение, которое Книга: Планета людей только росло, когда какой-то из них не ворачивался из полета. И вот наступил черед Экзюпери: ночкой он отправился на аэродром в старом автобусе и, подобно многим своим товарищам, ощутил, как в нем рождается владык — человек, от ветственный за испанскую и африканскую почту.

Сидевшие рядом бюрократы гласили о болезнях Книга: Планета людей, деньгах, маленьких домашних заботах — эти люди добровольно заключили себя в кутузку мещанского благополучия, и никогда уже не проснется в их заскорузлых душах музыкант, поэт либо астролог. Другое дело пилот, которому предстоит вступить в спор с грозой, горами и океаном — никто не пожалел о собственном выборе, хотя для многих этот Книга: Планета людей автобус стал последним земным приютом.

Из товарищей собственных Экзюпери выделяет сначала Мермоза — 1-го из основоположников французской авиалинии Касабланка — Дакар и первооткрывателя американской полосы. Мермоз «вел разведку» для других и, освоив Анды, передал этот участок Гийоме, а сам взялся за приручение ночи. Он сразил пески, горы и море, которые, в Книга: Планета людей свою очередь, не раз всасывали его — но он всегда выбирался из плена.

И вот после 12-ти лет работы, во время еще одного рейса через Южную Атлантику, он кратко сказал о том, что выключает правый задний мотор. Все радиостанции от Парижа до Буэнос-Айреса встали на тоскливую Книга: Планета людей вахту, но больше вестей от Мермоза не было. Почив на деньке океана, он окончил дело собственной жизни.

Погибших никто не поменяет. И величайшее счастье испытывают пилоты, когда вдруг воскресает тот, кого уже на уровне мыслей похоронили. Так вышло с Гийоме, который пропал во время рейса над Андами. 5 дней товарищи Книга: Планета людей неудачно находили его, и уже не оставалось колебаний, что он умер — или при падении, или от холода. Но Гийоме сотворил волшебство собственного спасения, пройдя через снега и льды. Он произнес позже, что вынес то, чего не вынесло бы ни одно животное — нет ничего благороднее этих слов, показывающих меру величия человека, определяющих настоящее Книга: Планета людей место его в природе.

Пилот мыслит масштабами Вселенной и заного перечитывает историю. Цивилизация — всего только хрупкая позолота. Люди запамятывают, что под их ногами не существует глубочайшего слоя земли. Жалкий пруд, окруженный домами и деревьями, подвержен действию приливов и отливов. Под узким слоем травки и цветов происходят изумительные перевоплощения Книга: Планета людей — только благодаря самолету их время от времени удается рассмотреть. Ещё одно магическое свойство самолета заключается в том, что он переносит пилота в сердцевину расчудесного. С Экзюпери это случилось в Аргентине.

Он приземлился на каком-то поле, не подозревая, что попадет в сказочный дом и повстречает 2-ух молодых фей, друживших Книга: Планета людей с одичавшими травками и змеями. Эти принцессы-дикарки жили в ладу со Вселенной. Что сталось с ними? Переход от девичества к состоянию замужней дамы чреват роковыми ошибками — может быть, какой-либо дурачина уже увел принцессу в рабство.

В пустыне такие встречи невозможны — тут пилоты становятся арестантами песков Книга: Планета людей. Присутствие повстанцев делало Сахару ещё более агрессивной. Экзюпери узнал тягость пустыни с первого же рейса; когда его самолет потерпел катастрофу около маленького форта в Западной Африке, старенькый сержант принял пилотов, как посланцев неба — он зарыдал, услышав их голоса.

Но точно так же были потрясены непокорливые арабы пустыни, посетив незнакомую Книга: Планета людей им Францию. Если в Сахаре вдруг выпадает дождик, начинается величавое переселение — целые племена отправляются за триста лье на поиски травки. А в Савойе драгоценная влага хлестала, как будто из дырявой цистерны. И старенькые вожди гласили позже, что французский бог еще щедрее к французам, чем бог арабов к арабам. Многие варвары поколебались в Книга: Планета людей собственной вере и практически покорились чужакам, но посреди их как и раньше есть те, кто в один момент бунтует, чтоб возвратить былое величие, — падший вояка, ставший пастухом, не может запамятовать, как билось его сердечко у ночного костра.

Экзюпери вспоминает разговор с одним из таких номадов — этот человек защищал не Книга: Планета людей свободу (в пустыне все свободны) и не богатства (в пустыне их нет), а собственный затаенный мир. Самих же арабов приводил в восхищение французский капитан Боннафус, совершавший смелые набеги на кочевья. Его существование декорировало пески, ибо нет большей радости, чем убийство такового прекрасного неприятеля.

Когда Боннафус уехал во Книга: Планета людей Францию, пустыня как будто бы утратила один из собственных полюсов. Но арабы продолжали веровать, что он возвратится за утраченным чувством доблести — если это случится, непокорливые племена получат известие в первую же ночь. Тогда вояки молчком поведут верблюдов к колодцу, приготовят припас ячменя и проверят затворы, а потом выступят в Книга: Планета людей поход, ведомые странноватым чувством ненависти-любви.

Чувство плюсы может обрести даже раб, если он не утратил память. Всем невольникам арабы давали имя Барк, но какой-то из них помнил, что его звали Мохаммедом и он был погонщиком скота в Марракеше. В конце концов Экзюпери удалось купить его. Сначала Барк не Книга: Планета людей знал, что делать с обретенной свободой. Старенького негра разбудила ухмылка малыша — он ощутил свое значение на земле, истратив практически все средства на подарки детям. Его провожатый решил, что он сошел с разума от радости. А им просто обладала потребность стать человеком посреди людей.

Сейчас уже не осталось непокорливых Книга: Планета людей племен. Пески утеряли свою тайну. Но никогда не забудется пережитое. В один прекрасный момент Экзюпери удалось подступиться к самому сердечку пустыни — это случилось о 1935 г., когда его самолет врезался в землю у границ Ливии. Совместно с механиком Прево он провел три нескончаемых денька посреди песков. Сахара чуть не уничтожила их: они Книга: Планета людей мучались от жажды и одиночества, их рассудок изнемогал под тяжестью миражей. Практически полумертвый пилот гласил для себя, что не жалеет ни о чем: ему досталась самая наилучшая толика, ибо он покинул город с его счетоводами и возвратился к фермерской правде. Не угрозы тянули его — он обожал и Книга: Планета людей любит жизнь.

Летчиков выручил бедуин, который показался им всевластным божеством. Но правду тяжело осознать, даже когда соприкасаешься с ней. В момент высшего отчаяния человек обретает духовный покой — наверняка, его узнали Боннафус и Гийоме. Пробудиться от духовной спячки может хоть какой — для этого необходимы случай, подходящая почва либо императивное повеление религии. На Книга: Планета людей мадридском фронте Экзюпери повстречал сержанта, который был когда-то небольшим счетоводом в Барселоне — время позвало его, и он ушел в армию, ощутив в этом свое призвание.

В ненависти к войне есть своя правда, но не спешите осуждать тех, кто борется, ибо правда человека — это то, что делает его человеком Книга: Планета людей. В мире, ставшем пустыней, человек хочет отыскать товарищей — тех, с кем связывает общая цель. Счастливым можно стать, только поняв свою хотя бы и умеренную роль. В вагонах третьего класса Экзюпери довелось узреть польских рабочих, выселяемых из Франции.

Целый люд ворачивался к своим горестям и бедности. Люди Книга: Планета людей эти были похожи на уродливые комья глины — так спрессовала их жизнь. Но лицо спящего малыша было красивым: он был похож на сказочного царевича, на малыша Моцарта, обреченного пройти прямо за родителями через тот же штамповочный пресс. Эти люди совершенно не мучались: за их страдал Экзюпери, сознавая, что в каждом, может быть Книга: Планета людей, был убит Моцарт. Только Дух направляет глину в человека.



kniga-pyataya-na-orlinih-krilyah.html
kniga-pyataya-terpsihora-4-glava.html
kniga-rasschitana-kak-na-specialistov-istorikov-etnografov-folkloristov-tak-i-na-shirokij-krug-vzroslih-chitatelej-interesuyushihsya-folklorom-narodov-okeanii-stranica-20.html